The Last of Us

Тут в Интернете восхищаются The Last of Us — и правильно делают.
Но ее называют «новым словом в интерактивном повествовании», а это неверно.
Это не «новое слово», это последнее слово поколения. Его итоги. Чистовик.

Новым словом была Heavy Rain (на самом деле, Fahrenheit). Потому что там действительно использовались новые принципы рассказа истории через игру (какой именно истории — уже дело второе).

В какой-то мере новым словом были Binary Domain, Dragon’s Dogma и Spec Ops: The Line в прошлом году. Вот если эти три игры объединить и добавить Uncharted, то как раз и получится The Last of Us. Включая его концовку.

Главным трендом прошлого года мы называли сюжет в сингловых играх, и этот тренд продолжился и в 2013.

Разница в том, что в этом году ключевые игры опираются скорее на литературу, чем на кино.

Мы получили DMC (Нил Гейман), Tomb Raider (приключенческие романы; скажем, в духе Генри Хаггарда), BioShock Infinite (Курт Воннегут), Remember Me (Уильям Гибсон) и вот еще The Last of Us («Дорога» Кормака Маккарти).

И еще игры стали куда смелее и могут себе позволить рвать шаблоны. Финальный диалог The Last of Us — это, по-моему, вообще лучшая концовка в играх этого поколения. Всего несколько фраз, к которым подводит вся игра, и которых все равно не ожидаешь.

И это тоже на самом деле чисто литературный прием.

Поэтому восхищаться надо, но без истерики. Потому что эта истерика выдает в вас человека, который нормальных игр давно не видел.

P.S.
Also, попробуйте на досуге найти общее в The Last of Us и Final Fantasy X.