Мысли о Твин Пиксе

В детстве «Твин Пикс» произвел на меня неизгладимое впечатление. В те годы я в фоновом режиме смотрел и «Рабыню Изауру», и «Санта-Барбару», и «Просто Марию» (куда б я делся, все смотрели). «Твин Пикс» обнаружила мама (которая тогда, что забавно, была моложе, чем я сейчас) и сказала, что это действительно умный сериал, который сделан на совершенно другом уровне. Ключевая его особенность, которую мы обсуждали тогда, — «невозможно отойти на минутку, потому что возвращаешься — и уже ничего не понимаешь». Вместе с ней мы его и смотрели, внимательно, ничего не пропуская. Правда, я не уверен, что действительно что-то понимал, но чувствовал, что прикасаюсь к великому.

Когда я узнал о выходе третьего сезона, я сообразил, что из первых двух мне запомнились буквально четыре сцены.

— Бордель, Одри едва не попадает в постель к собственному отцу.
— Шелли и Бобби кормят парализованного Лео в шутовском колпаке.
— Одри приковывает себя наручниками в банке, когда там взрывается бомба.
— How’s Annie?

Все. Я не помнил ни про кофе и пончики, ни про то, кто убил Лору Палмер, не говоря уже о кокаине, изнасилованиях и ролевых играх Бена Хорна. Может быть, потому что был маленький. Может быть, потому что вообще ничего не понимал в контексте (что я мог знать о Гражданской войне в США?).

Поэтому первые два сезона я не так давно пересмотрел, и они показались мне… совершенно обычными и уж точно не таким, что «невозможно отойти на минутку». По современным нормам (условно говоря, после Lost) все предельно понятно и даже прямолинейно. По крайней мере, каждая сюжетная линия так или иначе, но завершается понятно чем, и вопросы вызывает разве что Черный вигвам.

Оригинальный «Твин Пикс» интересен прежде всего невероятной насыщенностью: он последовательно переключается между множеством жанров (мистика, детектив, мелодрама, фантастика, хоррор, комедия и все их вариации), демонстрирует кучу ярких персонажей, интересных конфликтов; его контента хватило бы на десятка два независимых друг от друга полнометражных фильмов. При этом он, как и книги Харуки Мураками, мало что оставляет в голове уже через несколько недель после просмотра, потому что какой-то общей сквозной темы и истории на самом-то деле и нет. Герои фильма натужно, неестественно вспоминают о Лоре в каждой серии, словно чтобы отбыть номер, а потом занимаются какими-то совершенно другими делами (как правило, интересными). Можно, конечно, задним числом объяснить, что Линч в первых двух сезонах «Твин Пикса» рассуждали о роли и судьбе женщины в обществе (а в третьем сфокусировался на мужчинах), но с тем же успехом уместно взять любой другой кусочек истории и заявить, что это экологический технотриллер о мести богов индейцев и матери-природы современным США за отравленные оспой одеяла.

Третий сезон в каком-то смысле следует формуле первых двух: он тоже жонглирует жанрами сериалов, только уже современных, перекликаясь с «Очень странными делами», «Фарго», «11/22/63» и далее по списку. Но эти цитаты/деконструкция рождают не законченные эпизоды с началом истории и ее концом, а короткие зарисовки-мысли, которые сами по себе мало что значат, а в общую картинку если и сложатся, то разве что к концу сезона. Может быть, это такая адаптация к «клиповому сознанию» современных зрителей, не знаю. Как ни странно, самый понятный, прямолинейный и четкий момент в третьем сезоне — сцена с ядерным взрывом и рождением Боба и Лоры, которую почему-то окрестили «смелой» и «абстрактной». Серьезно, показывать столько серий доброго Купера в его нынешнем состоянии, каждый раз одинаково, без развития — это куда более дерзкий ход (тем более, что зрители уже поняли, что такой молчаливый добытчик и сексуальный гигант — идеальный муж и работник в современном мире, спасибо).

Третий сезон еще и чертовски похож на Metal Gear Solid 4: это большой фансервис/DLC для старых фанатов, которые просто хотят узнать, что случилось с Одри, Шелли и другими запомнившимся персонажами. И это большой фансервис для суперфанатов, которые ищут все малейшие отсылки к первым сезонам и вникают в то, что случилось, например, с рукой однорукого. Эти же суперфанаты разнесут третий сезон, если найдут в нем логические дыры. При этом на фоне героев-старичков новые персонажи сливаются в какую-то одну большую серую и плохо запоминающуюся массу. Как зовут дочку Шелли? Черт его знает, буду называть ее «дочка Шелли».

Я смотрю третий сезон и досмотрю до конца. Но, в отличие от, скажем, «Игры престолов», я смотрю его почти что в фоновом режиме, отвлекаясь на твиттер и даже иногда Fire Emblem Heroes. В третьем сезоне «Твин Пикса» есть много приятных уму и сердцу отдельных сцен, он стильный, он способен удивлять, но сильно сомневаюсь, что через двадцать пять лет я буду помнить из него хоть что-нибудь, кроме ядерного взрыва под «Плач по жертвам Хиросимы» Кшиштофа Пендерецкого.

  • http://vkontakte.ru/id16140149 Anton Isakov

    Впервые за лет 10 я специально дожидаюсь час ночи(!) и включаю на ТВ(!!) канал ТВ3(!!!). Я почти безотрывно медитирую не отрываясь от экрана во время каждой серии «Твин Пикс».
    После читаю синопсис очередной серии «Игры престолов», где чей-то сын убил чью-то дочь, на «Медузе» между чтения твитов с гифками о Твин Пикс, комментариями о Роктбанке, Дюде, Спартаке и очередного закона-опуса правительства.
    Мне 35.

  • Kamikoto Kuroki

    ‪По поводу имен. Они не всегда произносятся вслух, да, и с ходу понять кто есть кто из новеньких бывает непросто. Однако имена эти крайне важны как для понимания связи персонажей друг с другом, так и самого сюжета. И их, имена, на самом деле Линч не скрывает. Просто чтобы их узнать (и соответственно запомнить), надо быть как раз очень внимательным и не отвлекаться при просмотре. Особенно вдумчиво надо читать финальные титры. Впервые узнать имя Ричарда Хорна, например, можно только там. Как и многие другие имена. ‬
    ‪Да и вообще правило «не ищи на поверхности, смотри глубже» здесь работает на многие вещи. Очень легко перестать въезжать в происходящее на экране и начать воспринимать всё как кашу, адаптированную под клиповое сознание, если смотреть 3-й сезон в фоновом режиме. Он гораздо больше похож на паззл или ребус, в котором легко проморгать какой-нибудь элемент, без которого общая картина получается неправильной (как в твоем случае, сформировывается образ продукта про фансервис). Так что, на мой взгляд, лучше тебе подойти к просмотру нового сезона с чуть большей ответственностью. Желаю приятного дальнейшего просмотра! :)‬

  • http://www.globaltrash.ru Pasya

    Ты — неопытный сновидец (и к тому же казуальный синефил, игрок и журналист, это твоя беда, ага). И старый Твин Пикс — история о неопытном сновидце (Купере), который всем вокруг восхищается, много говорит и строит из себя эксперта по всем вопросам, но по сути ничего не понимает, поэтому в итоге и попадает в страшную жопорезку на 25 лет.

    Новый Твин Пикс — история об опытном сновидце Купере (от опытного сновидца Линча), которая начинается со слов «Я понял» (и это пока единственные слова Купера за всё время). И чтобы понять самому, надо не просто внимательно смотреть, а погружаться (и телефон отключать!). И набираться опыта, посмотрев предыдущие фильмы Линча, которые напрямую связаны с событиями нового Твин Пикса. Сколько уровней сна тут я не знаю, может быть и не больше пяти как в Inception, но Нолан объясняет правила игры, поэтому он такой доступный (читай «попсовый»), а Линч — не объясняет, ограждая себя от казуалов (ну может себе позволить). Поэтому Твин Пикс — это не то, чтобы тест на внимательность, но всё таки показатель определённого вкуса и бэкграунда.

    • http://mood-doom.livejournal.com/ Sergey

      >но всё таки показатель определённого вкуса и бэкграунда.
      или безвкусия и СПГС.

      • SkaarjD

        Всегда казалось, что СПГС придумали недалекие люди, которым стало завидно, что кто-то может сидеть в своей песочнице и заниматься чем-то более интересным, недоступным их пониманию ) Страшный секрет мира состоит в том, что чем абстрактнее вещь, тем больше она говорит о своем наблюдателе (авторам вещи, как правило, плевать, у них там свое веселье). То есть если человек ничего не увидел… ну, значит он там ничего не видит, только и всего. Если он видит розовых пони, значит у него в башке розовые пони. Если он увидел философию Канта — значит в голове Кант. Если говно — значит, увы, дела его совсем плохи. Как тест Роршаха.

        Самому произведению при этом ни тепло, ни холодно от наших мнений. Оно просто существует, как та клякса, это уже свершившееся действие, результат попытки авторов воплотить идеи, о которых мы никогда не узнаем (и о которых авторы все равно не скажут лучше, чем уже сказали своим произведением).