Sign up with your email address to be the first to know about new products, VIP offers, blog features & more.

Что происходит с Assassin’s Creed

By Posted on 66

Сейчас все обсуждают то, что AC уже не та, что уже надоела, ну и баги, разумеется, обсуждают заодно с микротранзакциями. И – внезапно! – едва ли не впервые за много лет выражение “жадность издателя”, которое так любят школьники, и вправду здесь применимо.

Как работает бизнес сингловых AAA-игр? Их правильно делать трилогиями. Первая завоевывает аудиторию, но не приносит так уж много денег. Вторая приносит деньги и собирает кучу наград у прессы. Третья критиками принимается чуть хуже, но с прибылью у нее тоже нормально. Такую трилогию можно целиком уместить в поколение консоли, выпуская игры примерно раз в два года. Дальше можно, конечно, поиграться с DLC и спин-оффами, но никаких номерных сиквелов. В какой-то момент тема или исчерпывается вовсе, или инновации невозможны на текущем поколении.

Успешные примеры? Prince of Persia, Splinter Cell, Gears of War, Mass Effect, Uncharted.

В свое время Assassin’s Creed пришла на смену Prince of Persia, причем настолько, что даже первая миссия в первой словно была взята из Prince of Persia, но с новым управлением.

Старый бренд исчерпал себя, новый пришел ему на смену. Потому что, ну, невозможно делать новые игры о принце, простите, Персии, а геймерам – покупать их. Нужны новые герои, новые игровые механики. И Ubisoft тогда сделала все правильно.

Поначалу AC как раз и развивался как типичная новая трилогия (в этом смысле даже спиноффы, вроде Brotherhood, были уместны). Но уже на Revelations, по-хорошему, надо было ставить точку. Или на AC3.

Дело в том, что если тема с ассасинами и тамплиерами была уместна в Палестине времен Крестовых походов, в Италии тоже вполне ничего, а в Стамбуле – так вообще предельно Ок, то чем дальше – тем больше мужик в капюшоне и прогон про ассасинов диссонировал с миром.

Фактически осмысленной осталась только идея “а давайте воспроизведем интересную историческую эпоху, и чтобы там были силы Свободы и силы Порядка, и еще бегал мужик, фехтовал и мог убивать всех исподтишка”. Но на самом деле этой идее вообще не нужны ни название Assassin’s Creed, ни связь с предыдущими играми.

Я понимаю, что уже в первой части было сказано, что ордена ассасинов и тамплиеров дожили до наших дней. Но это отнюдь не значит, что в эпоху Французской революции они действовали ровно так же, как в эпоху Крестовых походов, а капюшон реально помогал скрываться в толпе. Участие же орденов в разборках в Карибском море – это и вовсе смешно.

Assassin’s Creed IV стал бы гораздо лучше, если бы он получил новое название (условно говоря, “Корсары Карибского моря”), из него бы убрали все телеги про ассасинов и тамплиеров, и заменили более привычной пиратской историей (в том числе и с артефактом майя, за которым все охотятся, почему бы и нет).

Название МЕШАЕТ новым играм, потому что накладывает ограничения на сюжет, на игровую механику, на дизайн персонажей, – все это должно соответствовать привычным для геймера образцам.

Вот почему, например, на самом деле нельзя сделать AC про Японию? Да представьте себе AC, где ниндзя ходит в балахоне с капюшоном и рассуждает о, простите, свободе воли. Да смешно же. Вот и не делают. А теперь представьте себе игру уровня AC, но про ниндзя и с другим названием и другой, соответственно, концепцией. Вот это было бы КРУТО. Вот это было бы СВЕЖО.

Ну и, конечно, ровно так же мешает сериалу и то, что этой осенью Ubisoft решила выпустить сразу две AAA-части сериала. Несмотря на то, что их делали больше года, и делали разные студии, ресурсы издательства не бесконечны. Отсюда, разумеется, и баги.

По-хорошему, Ubisoft стоит сейчас взять паузу минимум года в три, а то и забыть об AC вообще, запустив новый похожий сериал ему на смену.