Sign up with your email address to be the first to know about new products, VIP offers, blog features & more.

Hardline и толерантность

By Posted on 14

В рецензии на Battlefield Hardline решил об этом не писать, а в блоге можно. Дело в том, что Hardline – это такой образчик ОСТОРОЖНОСТИ в сюжете.

Я еще осенью спрашивал у авторов, что они думают по поводу очевидной параллели с Фергюсоном (в игре есть бедный квартал, который очень похож на город, в котором случилась история с убийством афроамериканца белым полицейским). И авторы такие – не-не, это все случайно, мы ничего не хотели сказать.

И это очень важно.

Battlefield Hardline говорит миру на остросоциальные темы ровно ничего. Темы в игре затрагиваются, но игра по этому поводу молчит в тряпочку. Ну, примерно как “жопа есть, а слова такого нет”.

Более того, в игре даже есть очень характерный эпизод. Мальчик-афроамериканец ноет, что папашка его любимой девушки (белой) был против их отношений, потому что… “ну сами понимаете, почему”. И в самый ответственный момент после важной разборки папашка многозначительно говорит на публику: “И нет, не думай, я к тебе плохо отношусь не потому что я расист!!!!!!!”

Забавно посмотреть на состав героев игры. Главный герой – эмигрант с Кубы. Его начальник – индеец. Его напарница – женщина-азиатка. Другой напарник – белый мужик. Местный хакер – подросток-афроамериканец. Не хватает только геев, но зато в игре нет и традиционного секса тоже! На него только намекают (на одну из локаций должны приехать секс-рабыни, но они так и никогда и не приезжают).

Мне очень было интересно узнать, позволит ли игра убивать полицейских. Нет, не позволяет. Это в принципе невозможно. На единственной локации, где полицейские – враги, вам дают только электрошокер и все. Далее половину игры вы разносите полгорода на каждом уровне, но полицейские так никогда и не приезжают. Вы всегда убиваете только бандитов.

Самыми живыми и острыми оказались только диалоги бандитов, которые можно послушать, если сразу не ввязываться в стрельбу. Их потом просто, ну, жалко убивать, потому что у них есть жены и дети, есть какая-то предыстория, есть характер. Но в глобальной истории это никак не используется от слова вообще. Главный герой не жалеет об убийствах сотен бандитов, ноль рефлексии.

Рефлексирует герой только по одному поводу – бандит ли он или коп (на это накладывается интересная предыстория с папашкой главгероя), можно ли ему торговать наркотой и срубать бабло или надо оставаться дартаньяном. Но в одном случае сцена с рефлексией заканчивается хиханьки-хаханьки (наркота тю-тю сама), а второй случай – это открытый финал игры. Но это довольно безопасная тема.

А вот на все небезопасные темы (этническая преступность, связь продажных копов с политиками, роль женщин в полиции и роль женщин в бандах, проблема с мигрантами, Фергюсон, нарковечеринки голливудских звезд) игра высказываться боится. Дескать, как бы чего не вышло.

Запугали геймдизайнеров известные всем хулигоны.

P.S.
Кстати, в игре нет ни одного журналиста.