Sign up with your email address to be the first to know about new products, VIP offers, blog features & more.

Игровая зависимость – это ужасно

Сегодня у меня взяли комментарий о том, что ВОЗ собирается признать игровую зависимость болезнью. И, знаете, впервые за двадцать или тридцать лет я совершенно спокойно отреагировал на новость. Зависимость? Да, есть такая штука, и что?

Почему спокойно? Я изменился. Мир изменился. Игры изменились.

В девяностые годы я, например, искренне верил в то, что игровое пиратство – это благо, потому что наносит вред проклятым капиталистам и лично Биллу Гейтсу. Так писали в юмористических эхоконференциях в FIDO, и мне нравилось. А потом я повзрослел и понял, как устроен мир на самом деле.

Отрицание зависимости – это тоже история из детства, когда тебе нужно пройти уровень до конца и сохраниться (иначе весь прогресс будет потерян), а бабушка зовет ужинать и называет игровым наркоманом, когда ты просишь подождать “еще пять минуточек”. В наше время можно просто выключить игру в любой момент, а потом вернуться к ней. Одна из причин для конфликтов просто исчезла с развитием технологий (правда, есть еще проблема с сетевыми матчами, но об этом позже).

Главная причина, по которой геймерам не нравятся разговоры о зависимости, – то, что каждый примеряет эту новость на себя. Боится, что именно его-то и признают зависимым, хотя он играет всего два-три часа в день. Критериев-то нет (а если и есть, то какие-то смешные, вроде “безопасно играть можно не более получаса в день”). Поэтому однажды в комнату могут войти санитары и воткнуть лом в системный блок компьютера.

Вот только санитары не войдут, потому что игры уже стали легитимным развлечением, в том числе и в России. Их не смогли уничтожить даже такие истории, как расстрел гражданских в Шереметьево в Call of Duty Modern Warfare 2 или дурацкий ярлык “банда GTA”. Конечно, время от времени шум о “кровавых стрелялках” будут поднимать смешные персонажи из Госдумы или зомбоящика, но и только. Никто не запретит вам играть.

Одновременно стоит признать, что игровая зависимость действительно существует. По-настоящему. И от нее нужно лечить.

Во-первых, есть люди, зависимые от MMO. Вот все эти истории о не выходящих из дома фанатах онлайн-игр, о геймерах, умерших от перенапряжения после десятков часов игры, – это же правда. Таких случаев немного, в мировом масштабе это доли процента, но они же есть. Глупо притворяться, что это не так. Игровая зависимость, да.

Во-вторых, микротранзакции в условно-бесплатных играх подсветили еще одну категорию зависимых: тех, кто не может остановиться, и тратит все деньги (и деньги семьи) на лутбоксы. Или на сайты с рулетками. Это уже не увлечение играми, это настоящая болезнь, тесно связанная с зависимостью от азартных игр.

В-третьих, есть люди, которые используют игры для бегства от реальности. Отличный пример – это все фанаты “канона”, “лора”, которые отрицают хоть какую-то связь игр с современным миром и хотят, чтобы их кормили деталями нарочито сказочных вселенных. Самый понятный пример не совсем из игр, но из родственного мнения: люди, которым не нравится восьмой эпизод “Звездных войн”, потому что он не очень подходит для их эскапизма. Если брать конкретно игры, то это едва ли не любой длинный игровой цикл – Fallout, Final Fantasy, Mass Effect – у которого есть больные фанаты. Это тоже игровая зависимость, и ее тоже нужно лечить.

В-четвертых, есть люди, которые предпочитают не играть сами, а смотреть, как играют другие люди. Часами. Они даже платят за это деньги. Ну, вы поняли.

А те, у кого нет игровой зависимости, могут и дальше играть – спокойно, радостно, без ограничений.