Sign up with your email address to be the first to know about new products, VIP offers, blog features & more.

Игры года и трусость

Я думал, что уже все сказал об играх года в начале декабря, но внезапно оказалось, что нет.

Утром мне было скучно, и я в твиттере написал:
– А какие российские игровые медиа осмелились дать игру года Зельде или Марио? Помните, я осенью предрекал что смелых будет полтора издания?

Я был уверен, что мне ответят что-нибудь в духе “ну, не всем Зельда нравится”, и я бы это прекрасно понял. В конце концов, есть немало интересных вариантов. Например, мне понятна позиция редакции DTF, которая выбрала Hellblade и высоко поставила Nier: Automata. В их решении чувствуется определенная логика. Выбрать игрой года Divinity или PUBG или даже новую Yakuza – это тоже нормально. А Gamemag выбрал Super Mario Odyssey, и я тоже понимаю редакцию, – они так думают. Нормально.

Могу сказать лично про себя, что я абсолютно равнодушен к Super Mario Odyssey и не планирую в нее играть. The Legend of Zelda: Breath of the Wild? Это действительно великая вещь благодаря геймплею и дизайну, но мне лично дискомфортно играть без сюжета в самом простом, плебейском понимании (без кат-сцен и диалогов). Поэтому мне очень нравится играть в “Зельду” (если включить игру), но сложно заставить себя включить игру. При этом в классической, страноигровской трактовке понятия “игра года” это действительно игра года, потому что я хочу, чтобы и другие игры с открытым миром в будущем делали так же, с таким же крутым и разнообразным геймплеем (диалогов и так нальют, это несложно). Это действительно игра, определяющая 2017 год, и определяющая его в позитивном смысле.

Но что я считаю незыблемым и абсолютно важным, так это то, чтобы редакция принимала решение о выборе игры года по собственным правилам и абсолютно независимо. Вот что искренне считает самым лучшим, важным (в зависимости от правил) – то чтобы и называла. Так я могу понять, чем она вообще думает.

Но тут внезапно появилась такая позиция:

– Россия – это не тот рынок, на котором Нин имеет вес. Изданиям нужно жить на что-то. Будь Марио хоть трижды платиновым, ТУТ он почти не нужен. Пора уже смириться, с этим фактом.

Я несколько раз уточнил, но человек действительно считает, что издания должны подстраиваться под мнение аудитории. То есть, даже если журналисты (которые играют во все и ездят по миру) сами лично любят какую-то игру и считают важной, они не имеют права высказать свое мнение и должны выбрать что-то, что аудитория поймет. Иначе денег не будет.

Более того, дело не только в играх, но и вообще во всем. Вплоть до автомобилей.

– Давайте автомобилем года выбирать Ладу, потому что она в России популярнее. Так, да? Это же бред.
– Абсолютно не удивился бы.

Ну и фаталити:
– Про сми и кликбейты – смысл в том, что озвучивать непопулярное мнение – себе дороже. Как с Крымом. Что было бы с нашей газетой, которая писала бы про него с проукраинской точки зрения?

И человек такой не один.

Давайте вот на минуточку просто остановимся и подумаем. Читатели. Говорят. Что прессе позволительно врать. Что это, ну, нормально. Ведь иначе у нее могут быть проблемы. Денег не будет. Это говорит не хитрожопый издатель сайта, который отвечает за окупаемость и денежки. Это говорят читатели. Аудитория.

В голове вообще не укладывается. В моем представлении читатели должны топить за то, чтобы журналисты работали честно и говорили то, что думают. Нет?

Дело тут не в Nintendo ведь. Вообще ни разу не в Nintendo. Я прекрасно помню середину нулевых, когда мои коллеги из российской игровой прессы сами дома сидели с игровыми приставками, играли в эксклюзивы PlayStation 2, и одновременно в статьях писали телеги о тупых консольщиках и их спинномозговых аркадах. Такие вот двойные стандарты – для себя и для тупой аудитории.

Просто действительно есть вещи, которые в России малоизвестны или непопулярны. Но задача прессы – рассказывать российской аудитории о крутых штуках, которые есть за границей, но которых нет в России. Рассказывать о том, что еще может понравиться. Рассказывать о том, как живут в Европе, в США, чтобы что-то изменить в жизни здесь. Это миссия прессы. Улучшать жизнь, просвещать аудиторию, дискутировать.

А иначе – да, можно докатиться до того, чтобы как “Рен-ТВ”, гнать видеопередачи о том, что американцы не бывали на Луне, и игнорировать новости о том, что Илон Маск запустил очередную ракету. Аудитории ведь нравится это слышать. При этом авторы этих передач сами будут с удовольствием кататься по Америке и посмеиваться над тупыми зрителями, которые не заработали на поездку за границу. Вот что ужасно.

Так что, пожалуйста, требуйте от журналистов всегда писать то, что они думают. Требуйте от них быть смелыми. Требуйте, чтобы они отбрасывали местечковое восприятие и интересовались всем, что происходит в их области. Ведь если та же “Зельда” искренне не нравится, что мешает написать текст “Почему западная пресса выбрала игрой года Зельды и ошиблась”? Это работа журналистов. Чтобы подергать аудитории за пипиську очередным текстом об игре, которая всем нравится, много ума не надо.

Требуйте, чтобы вам все рассказали и объяснили. Смело и честно.

А то иначе вы так и будете ездить на ржавых Ладах и думать, что это нормально.

P.S.
Да, и писать тексты для читателей (а не себя) и уважать их – совсем не то же самое, что и подстраиваться под них. Вот тут хорошо сказал Крыков: “Это неуважение к читателю: мол, нафига ему знать быть со всем миром на одной волне, если он быдло, языка не знает, никуда никогда не поедет и ни с кем кроме друзей из падика игры не обсуждает”.

Так что требуйте уважения к себе.