Sign up with your email address to be the first to know about new products, VIP offers, blog features & more.

Много букв о PlayStation в России

Интервью с Сергеем Клишо было записано в конце 2014 года, но так и не опубликовано, потому что тогдашний PR-менеджер PlayStation попросил потерпеть – дескать, курс доллара скачет, информация может быть нерелевантна. В итоге отличный материал бы так и похоронен до лучших времен. Но я его раскопал и публикую здесь и сейчас, благо про цены тут совсем немного.
При чтении учитывайте, пожалуйста, что все сказанное здесь – оно из конца 2014 года.

– Вы пришли на российский рынок, когда приставки легко ломались и, кажется, почти все геймеры пользовались пиратскими версиями. Как вы умудрялись продавать легальные игры для PS one и PS2 в таких условиях? Можете ли оценить процент геймеров, пользовавшихся легальными играми в те годы?
– Начать стоит с того, что я лично присоединился к Сони в 2007 году в момент запуска PS3 (20 апреля 2007 года, – прим. ред.). Однако первые два года количество продаваемых консолей PS2 превышало количество продаваемых консолей PS3. Такой вот интересный феномен. Я связываю его с тем, что PS2 были доступны по цене – тогда это было важно – плюс, конечно, определенный процент консолей был запирачен, и это, скажем так, сказывалось на продажах PS2. При этом стоит отметить, что тем не менее… (пауза)… Понятно, что на консоли PS3 c пиратством удалось справиться прежде всего благодаря программному обеспечению, которое позволило обезопасить консоль от массового чипования, но я хорошо помню отличные продажи таких лицензионных игр для PS2, как Tekken 5, эту игру от Namco в Европе распространяла Sony, Sly, Jak & Daxter, Ratchet & Clank. Они расходились большим тиражом. Можно сказать, что владельцы 15 процентов активных консолей – то есть, не всех проданных, а именно активных на тот момент времени, использовавшихся геймерами, – покупали лицензионные игры. При этом надо понимать, что в регионах пиратство было выше в силу низкого дохода прежде всего и плохой дистрибуции – просто не все игры были доступны. В Москве дистрибуция была хорошая и доход населения, конечно, выше, поэтому больше и процент продаваемых лицензионных игр. Если это 15 процентов в среднем по России, то в Москве, наверное, 25-30 процентов активных владельцев PS2 покупали лицензионные игры. При этом PS3 долгое время вообще было нельзя взломать и, наверное, по поводу PS3 можно сказать, что сильно больше 95% владельцев покупали лицензионные игры. Можно сказать, что лицензионные игры полностью победили пиратство на консоли PlayStation 3.

– Да, это точно. А можете ли вы назвать окончательные цифры продаж в России отдельно PS one, PS2, PS3, PSP, а также нескольких знаковых игр для этих консолей? По PlayStation 1, 2, 3 не очень понятные точные цифры продаж. Можно подвести какие-то итоги?
– Итоги подводить пока рано, потому что запущена фантастическая консоль PS4, которая сейчас самая продаваемая консоль в мире по сравнению со всеми когда-либо запущенными консолями. На Игромире мы говорили о том, что порядка 2 млн. портативных консолей (PSP+PSV) продано в России и порядка 3 млн. домашних консолей (PS1-PS3). При этом каждая новая дмашняя консоль продавалась большим тиражом, чем предыдущая.

– А точнее можно цифры с разбивкой по консолям?
– Мы не озвучиваем эти цифры отдельно по территориям, но можно приблизительно посчитать самостоятельно, при том очевидно, что PS2 и PS3 было продано сильно за миллион.

– А есть ли какие-то цифры по конкретным играм? Я помню, что Gran Turismo 5 набрала 100 тыс. копий.
– Я бы назвал самые знаковые игры для PlayStation 3, которые были проданы большим тиражом. Да, действительно, цифра по Gran Turismo 5 верна. Кстати, Gran Turismo 6 тоже близка к такому результату. Тем не менее, GT5 быстро достигла той цифры. Uncharted 3 продалась за 100 тысяч. Heavy Rain – абсолютно точно. Я бы сказал, что это одна из уникальных игр для нас, именно для российской команды, потому что attach rate (соотношение числа проданных копий игры и проданных консолей, – прим. ред.) очень высокий. Очевидно, что нашим геймерам игра понравилась. И, конечно, игра, которая не перестает продаваться и удивлять, это The Last of Us, которая была продана сильно за 100 тыс. на PlayStation 3 и, в принципе, я жду, что ее ждет такая же судьба и на PlayStation 4 . Близко, большими тиражами, но меньше 100 тыс. копий, были проданы последние части Killzone и God of War.

– Сколько всего людей, по вашим оценкам, сейчас в России играет на тех или иных консолях? Речь о всем рынке, не только по вашим консолям, а в целом. Как этот показатель менялся за последние годы?
– По тем консолям, которые продавались или продаются в настоящее время, я бы оценил суммарно количество в полтора-два миллиона. Это те консоли, которые геймеры действительно используют сейчас. Я бы сказал, что скорее ближе к двум, потому что некстген или уже каррент-ген быстрыми шагами развивается, и там все консоли активные. Хотя какие-то консоли замещаются, и есть геймеры, которые играют на двух консолях сразу. При этом надо понимать, что любая консоль дома находится в так называемом домохозяйстве. Если мы говорим о том, что в России 45 миллионов домохозяйств, и из них полтора-два миллиона – с консолями, то получается, что есть четыре с половиной или пять миллионов человек, у каждого из которых есть возможность в любой момент времени поиграть. Это не значит, что их следует считать консольными геймерами, но если консоль есть дома, то в нее могут поиграть папа, мама, дети и так далее. Поэтому я бы оценил число и постоянных геймеров, и людей, которые время от времени играют, вот этой цифрой в 5 миллионов. Они знают, что такое консоль, они видели игры и, возможно, пробовали их. Это существенная цифра, но при этом она очень мала по сравнению с другими странами, где консоли есть в 50% домохозяйств. Так что нам еще есть куда расти.

– А какова динамика роста числа консольных геймеров? Оно со временам PS one – PS2 сильно изменилось?
– Я думаю, да. В эпоху PS one и PS2 и даже в начале эпохи PS3 мы говорили о том. что мы совсем-совсем писишная страна, и консоли только начинали продаваться. Тогда было даже больше не писишных геймеров, переходивших на консоли, а людей, которые впервые знакомились с играми именно на консолях. Число консольных геймеров растет, и это видно даже по продажам лицензионных игр. Да, понятно, что часть ПК-геймеров находится в серой зоне, но при при этом все цифры – например, от JFK – говорят о том. что консольные игры очень быстрыми темпами растут, это уже большие цифры.

– Как вы оцениваете соотношение между продажами коробочных версий игр и цифровых версий игр в России на PlayStation?
– Я бы не хотел называть цифру, потому что эта цифра находится в динамике. Тренд очевиден – в сторону цифровых версий. Понятное дело, что есть ограничения, вроде скорости Интернета. При том всем Интернет в России неплох по сравнению с другими странами, но он неравномерно развивается. Где-то он ограничен пока по пропускной способности. Плюс есть еще сила привычки. Многие хардкорные геймеры хотят в силу разных причин иметь диск, и эта привычка работает на физические продажи. И я хочу сказать, что в цифре пока есть преобладание дополнительного контента – прежде всего, так продаются DLC и инди. Поэтому если мы говорим о полноразмерных играх, то перевес пока еще сильно в сторону физики. При этом тренд очевиден и важно еще сказать, что Россия – одна из лидеров в Европе по приросту цифровых продаж. Мы в этом смысле быстро адаптируемся.

– А вот мы подошли к больному вопросу о росте цены. Что с ней будет происходить?
– Производство игр, разработка, производство консолей – все это находится не в России. Мы не говорим о производстве дисков – да, у нас есть завод в Боровске, который печатает диски, но это очень небольшая доля затрат при производстве игр. Все это находится за границей и, конечно, есть большая зависимость от курса рубля по отношению к другим валютам. При этом все, что мы могли сэкономить здесь в России, включая печать на нашем заводе, – все уже использовано нами, чтобы сократить розничную стоимость игры. Именно поэтому мы не повышаем сейчас стоимость игр на российском рынке, и это уже продолжается последние год-полтора, когда курс меняется, а рублевая цена остается прежней. Речь именно о цене на игры.
Цены на консоли также практически не менялись и практически стабильны. При этом скачок курса, который произошел в конце года, скажется на цене. Но наша задача – добиться того, чтобы цена была максимально приемлемой и комфортной для потребителей, для российских геймеров. Иначе нам сложно будет продавать продукт. Сохранять прибыль все равно важно, потому что прибыль инвестируется в развитие бизнеса, при этом завышать цены мы не собираемся, и надеюсь, что прайс всегда будет справедливым как для консолей, так и для игр. Поэтому если вы хотите, чтобы я посоветовал что-то геймерам, то я бы рекомендовал им покупать консоль и игры сейчас, пока ценообразование находится на прежнем уровне. Посмотрим, что дальше будет с курсом. Цены удается держать на приемлемом уровне, при этом корректировка будет.

– А когда именно можно ждать корректировку?
– Какую-то корректировку по консолям мы сделаем в январе. Да, в январе. По играм мы пока остаемся на прежнем уровне, посмотрим. Посмотрим, что будет с курсом после Нового года.

– Такой вопрос от читателя – если сейчас сделать предзаказ на игру, не получится ли, что потом спишут по новому курсу сильно больше?
– Не получится. В сторе все цены – рублевые. Хочу заметить, что рублевые цены в российском сторе при пересчете в любую другую валюту сейчас являются самыми привлекательными, наверное, в мире. У нас очень преимуществ, очень много акций. При этом вы видите цену в рублях, и именно этот прайс и должен списываться. Что касается предзаказа, то там все зависит от его условий, но там не курс применяется, а та цена, по которой вы купили. Нет пересчета никакого из долларов или евро в рубль. У нас полностью локальный стор.

– Сейчас опять стал актуальным вопрос о сниженных региональных ценах для России. Насколько я понимаю, это возможно только при условии, что этими ценами не смогут воспользоваться жители других стран. В Steam это реализовано через региональные ограничения. На ПК также применялся такой метод защиты от реэкспорта: игра выходила только на русском языке. Обсуждается ли в Sony вопрос о региональных ценах, при каких условиях они могут быть введены?
– Я бы сказал так, что у нас цены уже региональные. Ведь если цены выставляются в рублях, а не в долларах или евро, то они уже по определению региональные. Плюс эти цены всегда учитывают специфику российского налогооболожения. Это касается как консолей, так и игр. Я не знаю, известно ли геймерам то, что налог составляет 12.5 процентов на все консоли, ввозимые в Россию, это одна из самых высоких ставок в мире, и это только одна из составляющих налогообложения. Поэтому цены и так уже локальные. Можно ли принципиально их сделать ниже?

– Ага. Речь именно об этом.
– Наверное, надо сделать их правильными прежде всего и для геймеров, и для компаний. Компании ведь тоже инвестируют деньги и в игры, и в развитие локальных продаж, в локальный офис, распространение продукта, локализацию, коммуникацию с геймерами. Очень много расходов сопутствуют бизнесу. Можно ли цены сделать низкими? Ну, я в общем и так считаю их справедливыми. Сказать, что они высокие или невысокие, я не могу, потому что относительно других стран они ниже. Если мы говорим относительно того, что есть в Стиме, то со Стимом нас сравнивать, наверное, некорректно, потому что мы разные компании и разные платформы с разной затратной частью. Как-то так вот.

– Дело в том, что сейчас многие мультиплатформенные игры, которые есть и на ПК, и на консолях, зачастую в Стиме стоят в шесть-семь раз дешевле. Что делать вот с этим? То есть, понятно, что эксклюзивы-то у вас купят, просто выбора нет.
– Это тоже вопрос защиты в какой-то степени. Вот каким образом не допустить перетока вот этих игр из России, если, предположим цены низкие? При этом я понимаю, что Стим какие-то образом пытается организовать локальное ценообразование. Но я хочу подчеркнуть, что у разных компаний разные способы ведения бизнеса, и мне очень сложно прокомментировать ценообразование Стима. Я не знаю до конца, чем оно обусловлено. Понятно, что чем дешевле разработка игры – тем игра более доступна в финальной стоимости для геймера. Пример тому – инди, которые сильно дешевле, чем большие игры больших издателей. Наверное, важно здесь отметить, что после запуска PS4 компания Sony плотно работает над тем, чтобы дать как можно большему числу разработчиков возможность делать игры, в том числе и недорогие. Наверное, это один из путей уменьшения стоимости игры на нашей платформе. Дать вариативность, сделать так, чтобы игры были разные – и дорогие, и недорогие.

– Хорошо, а расскажите, планируются ли русские неигровые сервисы для PlayStation 4 – например, с кино, сериалами, спортивными трансляциями?
– Да, большое количество переговоров идет, и некоторые из них на финальной стадии. Совсем недавно к российскому PSN были подключены несколько мировых сервисов, вроде Plex и Dailymotion . Сейчас доступен широкий спектр стриминговых сервисов по подписке.

– Западных?
– Да, западных. Сейчас есть пять-шесть сервисов. Еще вот Qello – это лайв-концерты. И буквально в самое ближайшее время мы сделаем анонсы локальных сервисов. Есть мысли и по фильмам, и по спорту, просто нужно еще немного поработать. Мы постараемся в ближайшее время геймеров порадовать этими новостями. При этом западные сервисы пользуются популярностью, и я думаю, что по списку мы не будем уступать другим территориям. Не все сервисы локализованы, но для тех же концертов знание английского не очень важно.

– Сейчас некая русская студия Dinosaurum Games собирает с пользователей деньги на эксклюзивную игру для PlayStation 4 и утверждает, что она разрабатывается при поддержке Sony или, как минимум, получила лицензию SCEE (http://dinosaurum.com/news/poluchenie-licenzii-scee/). Можете ли вы подтвердить или опровергнуть их слова?
– Мы знаем, что эта студия получила базовую документацию для разработки игр и запросила девкит. Это стандартные условия для работы – те, которые Sony гарантирует любому разработчику, который может заинтересовать компанию некоей потенциально интересной игрой для нашей платформы. Хотелось бы отметить, что это одна из наших ближайших задач – постараться поработать с как можно большим числом российских студий, которые могли бы разрабатывать игры для платформ PlayStation.

– Как отличаются предпочтения российских геймеров от предпочтений европейцев? Насколько я понимаю, в России непропорционально популярна была PSP и что-то подобное происходит с PS Vita, это так? Также была упомянута Heavy Rain. А еcть ли еще интересные примеры?
– Я бы не сказал, что вкусы российских геймеров сильно отличаются от вкусов европейских или от американских. Потому что геймер – это глобальный человек, который получает всю информацию об играх из Интернета и других источников и, как правило, выбирает те же жанры, что и геймеры в других странах. Тем не менее, отличия есть. Мы какое-то время были портативной страной. Я думаю, потому что было большое количество молодых геймеров, которые хотели играть на консолях, при этом PSP была наиболее доступной платформой с собственным экраном, который не надо было делить с родителями. Причины популярности PSP – это дети, это свой экран, это доступность самой приставки, это возможность на этой приставке воспользоваться каким-то другим контентом, это огромный каталог игр, который до сих пор продается. Я могу в дополнение к предыдущим вопросам сказать, что очень большой сдвиг в продажах в сторону лицензии был в тот момент времени, когда мы смогли расширить дистрибуцию и делать большое количество регулярных промо-акций, показать геймерам, что игр много, цены все в рублях, это все сдвинуло принципиально отношение не только к лицензионным играм, но и к платформам, к консолям в какой-то момент. Это и являлось причиной того, что мы стали портативной страной: большое количество юных геймеров.
При этом гейминг сам по себе в мире все же в основном взрослый, и как только мы стали двигаться как индустрия, как страна, как геймеры и как компания, которая делает сервис для геймеров, и как появилась возможность, домашние консоли стали продаваться тоже круто. При этом портативные консоли все равно очень популярны, очень хорошо стала продаваться PS Vita. PS Vita вообще с моей точки зрения – одна из самых правильных портативных консолей из тех, которые до сих пор остаются на рынке. А с учетом того, что это часть экосистемы PS4, у PS Vita есть еще определенная жизнь с точки зрения каталога игр,которые будут доступны частично на PS4 и на PS Vita. Вообще, диджитал-каталог по PS Vita очень большой.
Произошло смещение в сторону домашних консолей, и я думаю, что гейминг, в том числе и портативный, был замещен большим количеством смартфонов и возможностью играть на большом количестве девайсов в схожие игры. То есть, не в те самые игры, в которые можно играть на PS Vita, а в в подобные игры, в более простые, в казуальные игры, проводить 10-20 минут, час за игрой, а не два часа..
PSP была настолько популярна, что зачастую все PlayStation в России называют PSP. Когда люди видят PlayStation 4, она говорят, что это PSP. Настолько укоренилась мысль о том, что PSP – это маленькая могучая консоль, которая покорила Россию.
У игровых девайсов останется своя ниша, пока они останутся частью экосистемы домашних девайсов, пока они будут давать другой опыт. Все-таки, поиграть в Uncharted, пусть даже это “Uncharted: Золотая бездна”, намного круче на PS Vita, чем на любом другом девайсе, если это в принципе возможно.

– Действительно, там нет ничего подобного.
– Если человек хочет играть не в казуальные игры, а в игры-игры, то это PS Vita на данный момент времени. Если человек хочет просто поиграть 5-10 минут в поезде, в самолете, то это иногда легко заменимо любым персональным устройство, которое есть в кармане.

– Андрей Калугин из Microsoft в интервью сказал, что ПК-гейминг – главный конкурент Xbox One. Большинство современных игр действительно выходит и на консолях, и на ПК, при этом на ПК цена может быть в несколько раз ниже. Считаете ли вы ПК конкурентом и как можно привлечь аудиторию ПК на PlayStation 4? Что делать с ПК-геймерами?
– Я думаю, что с ПК-геймерами ничего не нужно делать, они сами решат, что делать с самими собой. Это самое правильное. Я соглашусь с тем, что аудитория, которая играет на ПК, – один из основных источников притока новых геймеров на консоли. Потому что тот, кто играет, склонен вернуться в гейминг, и если он возвращается или переходит куда-то, то он переходит на консоли, это общемировой тренд. Если не хочет переходить – это его решение. Наша задача – объяснить, чем консольный гейминг отличается от писишного, чем он лучше, в чем преимущество, показать тот набор игр, который доступен только на консолях. Гейминг на консолях однозначно выглядит более инновационно, технологично и поддерживается большим количеством больших компаний, которые верят в то, что на консоли в игры играть удобнее и на консолях игры… не могу сказать, что игры лучше, потому что многие из них мультиплатформенные. Неправильно говорить, что игры на консолях лучше, просто опыт другой, экспериенс другой у геймера. Например, shareplay дает огромный новый опыт для геймера с точки зрения коммуникации с другими геймерами, когда ты можешь поделиться уровнем, пройти какую-то кооперативную сессию, при этом партнер может не иметь игру, она может быть только у тебя, – это уникальная фича, которая возможна только на консоли. Наша задача – только объяснить, а дальше геймер выбирает сам.

– В магазинах электроники и салонах мобильной связи я постоянно вижу разнообразные полупиратские портативные “консоли” со встроенными эмуляторами старых игр – например, вот такие. О них, кажется, вообще не принято говорить в игровой индустрии. Но в той же “Евросети” они продаются в одной категории с PSP . Некоторые даже копируют внешний вид PSP. Как вы оцениваете объем этого рынка, кто приобретает такие консоли и не мешают ли они продажам ваших приставок?

– Большинство этих консолей действительно похожи на PSP, и это говорит о популярности ее в России. Продать любой девайс, если он издалека похож на PSP, значительно проще. Часть устройcтв нарушает права Сони, и это работа для юристов. Но я занимаюсь не юридическими вопросами, а бизнесом, поэтому хочу отметить, что доля этих консолей очень сильно падает в последний год. Очевиден тренд, что геймеры уходят в более качественный опыт, в более качественные девайсы. Речь не только о домашних консолях, просто смартфоны и планшеты очень сильно ударили по этому рынку не очень понятных девайсов, похожих на PSP. Компании, которые изучают рынок, говорят, что он упал порядка на 30 процентов.

– А сколько таких консолей продается?
– Много в штуках и мало в деньгах. Потому что они стоят по три копейки и качество соответствующее. Но для кого-то, возможно, это первый шаг, первая попытка поиграть.