Sign up with your email address to be the first to know about new products, VIP offers, blog features & more.

Почему я не люблю ужастики

Мы опубликовали на IGN текст о том, как авторы злых ужастиков сетуют: если сделать слишком страшно, то никто играть не будет. На мой взгляд, у авторов таких игр и их аудитории не все в порядке с головой.

Сначала скажу вот что. Я с детства не люблю ужастики. Я не понимаю, зачем их вообще смотреть. Вот комедии, например, вызывают смех, а смех продлевает жизнь. Драма вправляет мозги. Боевики вбрасывают в кровь адреналин и, опять же, позитив.

А что хорошего в том, что в кино вас напугает бессмысленная склизкая херня со ртом вместо задницы и змеями вместо волос?

Почему когда ночью снятся кошмары – это плохо и некомфортно, а посмотреть фильм ужасов – это прикольно?

Есть, конечно, зомби-хорроры, которые на самом деле несут мощный социальный месседж. Есть трешовые хорроры, которые по факту и есть комедии. Но это совсем другая история. Есть хорроры, которые страх используют, чтобы рассказать драматическую историю с миллионом подтекстов. Я все это за ужастики и не считаю – нормальное кино. И оно обычно страшное в меру и страшное осмысленно.

А фильмы, которые действительно пугают (не оставляя зрителю/игроку ничего, кроме страха в голове) всякой херней, – зачем они? С играми – та же история (уточню: ни Silent Hill, ни Resident Evil, ни даже Alien: Isolation не переходят грань, за которой только хоррор и ничего кроме хоррора).

Вот о чем рассуждают авторы по-настоящему страшных игр:

«Какое-то время мы всерьез размышляли, не позволить ли NPC изнасиловать игрока, – в итоге сказали мне Морин и Шатенёф. – В фильме Deliverance антагонист насилует одного из персонажей. Представьте этот момент в игре и как бы вы относились к антагонисту после такого. Естественно, это пример крайности, и может сложиться ощущение, что нам хочется просто шокировать людей, но [изначально] нашей целью было сделать опыт [переживания ужаса] богаче».

Или вот еще:

«У нас свинья *** (совокуплялась) с трупом, – говорит Пинчбек в этом интервью. – Беда была в том, что со стороны это выглядело так, будто свинья кого-то насилует. Сначала свинья *** (совокуплялась) с трупом женщины, и это выглядело как сцена изнасилования. Мы заменили тело на мужское, но это все равно выглядело по-прежнему. Мы хотели сделать акцент на том, насколько по-звериному свиньи себя ведут.

Мне вот после такого хочется, чтобы свинья поступила с автором игры по-звериному.
Реалистично.
Разумеется, не совокупилась – свиньи так не делают.
Свиньи людей жрут (об этом еще Некрасов писал).