Sign up with your email address to be the first to know about new products, VIP offers, blog features & more.

Роль личности в индустрии

В восьмидесятых и девяностых имена авторов видеоигр часто не указывались в титрах. Говорят, это чтобы ценных сотрудников не увели конкуренты (но, по идее, в японской индустрии и так “переходы” были практически невозможны). Очень, очень много лет известных геймдизайнеров в мире было не так уж много.

Где-то начиная с 2005 года известных имен стало куда больше. Японские разработчики начали чаще давать интервью, пресса раскопала кучу подробностей о том, как создавались культовых игры прошлых лет. Вот мы в детстве все играли в Street Fighter II, но кто знал о существовании Йосики Окамото? Авторов стали раскручивать как бренды – дескать, Vanquish это новый IP, но зато от Синдзи Миками. Так вот прямо в рекламных макетах было написано.

И знаете к чему это привело?

К тому, что бренды разработчиков (живых людей, не студий) стали стоить денег. И собственное имя геймдизайнеры теперь могут успешно монетизировать. На кикстартере, да (но не только – вот Миками собрал друзей, назвал это студией и поднял деньги Bethesda).

Вот вы вдумайтесь в то, что произошло с Mega Man. Много лет у Mega Man была огромная фанбаза. В какой-то момент она вся узнала о существовании Кейдзи Инафунэ. И вложив достаточно усилий в раскрутку собственного бренда геймдизайнер забил на Capcom, где дослужился до поста главного человека по всей разработке игр в компании. Взял и ушел.

А потом Инафунэ вышел на кикстартер и собрал на новый Mega Man (во всем, кроме названия) 3.8 млн. долларов.

И теперь, конечно, бренд Mega Man принадлежит Capcom, но уже мало что стоит. Зачем теперь фанатам Mega Man нужен Capcom?

Теперь вспомните Kojima Productions имени Кодзимы, вспомните Platinum Games и студию Tango того же Миками.

Крутые геймдизайнеры, активно выступающие публично, сейчас держат издателей за яйца.